Со 2 по 11 сентября 2005 г. в рамках арт-фестиваля «От архаики до авангарда» в Москве прошла крупная выставка современного якутского искусства. Именно современного, то есть наши художники участвовали в арт-фестивале в качестве авангарда. Инициатором этого проекта выступила художница Наталья Николаева. Выставка — инсталляции, живопись, графика, всего более 100 работ современных якутских художников — полностью заняла особняк князей Куракиных близ Красных ворот, ныне Московский дом национальностей. Здесь был представлен почти весь срез современного искусства Якутии — от корифеев вроде Афанасия Мунхалова до участников «Арт-саха-модерна» Андрея Чикачева и Исая Капитонова. Готовить экспозицию в Москву ездили 5 художников: Наталья Николаева, Галина Окоемова, Юрий Спиридонов, Андрей Чикачев и Михаил Старостин, проезд и проживание им оплачивали организаторы-москвичи.

На открытии выступали якутские артисты: ансамбль «Гулун», Саина. Выставка имела большой резонанс: на вернисаже были съемочная группа телеканала «Культура», представители московских радиостанций, центральная пресса.

Много работ было продано, большинство из них приобрел известный московский коллекционер Александр Беляев. В декабре он собирается устроить в Москве выставку якутских художников.

Об этой выставке мне рассказал художник Михаил Старостин. Он возил в Москву свою графику и 3 живописные работы. Часть рисунков и 2 картины привез назад, остальное раскупили москвичи.

— А бывает так, что задумываешь одну картину, а уже в процессе она превращается в нечто совершенно неожиданное?
— У меня — нет. Только когда я сознательно экспериментирую с цветом и формой.

— Название возникает прежде картины?
— Обычно да. Но если это эксперимент, название придумывается уже потом.

— А так бывало с вами: нарисуешь что-то, а потом самому не по себе становится?
— Нет. Хотя… Была у меня картина «Битва», вся такая красно-желтая… Долго из головы не шла, снилась, что ли. Потом посмотрел — ничего особенного вроде.

— У вас свой неповторимый почерк. Долго вы его искали?
— У меня в художественном училище был хороший преподаватель графики Юрий Вотяков. Он поощрял оригинальность в студентах. Потом я учился в художественном институте в Красноярске. Конечно, официально везде господствовал соцреализм, но мы тогда еще старались ориентироваться на западное искусство. Со мной учились многие известные сейчас в России художники — Николай Рыбаков, Андрей Поздеев.

— Вы заговорили об ориентирах. У вас есть любимые художники?
— Вкусы меняются. Сейчас меня интересуют Рене Магритт и Фрида Кало. Конечно, есть и вечные ориентиры — Босх, Рембрандт.

— Как вы считаете, обязательно ли знать биографию художника, чтобы оценить его творчество?
— Думаю, нет.

— Искусствоведы считают, что это необходимо для более глубокого понимания.
— Им виднее. Когда серьезно изучаешь чье-то творчество, наверное, нужно знать биографию, эпоху. Поэтому художники изучают историю искусства.

— А искусствоведы нужны художнику?
— Ну, первобытное искусство не нуждалось в искусствоведах, правда? Но нам легче ориентироваться с их помощью.

— Чьи картины, кроме собственных, есть у вас лично?
— Артура Васильева, Алексея Евстафьева, бурятского художника Макса Ванданова. Это все подарки.

— А в музеях ваши картины есть?
— Да. Около 40 работ в нашем Национальном художественном музее, две — в Новосибирском художественном музее. Я им подарил. 23 сентября в Новосибирске откроется графическая биеннале. Для участия в биеннале нужно, чтобы работы были собственностью музея. На биеннале будет моя графика и работы Люды Ивановой-Владимировой. А весной у меня в Новосибирске была персональная выставка. Сотрудник музея этого города Андрей Мартынов работает с японскими графиками. Их выставка совпала по времени с моей. Великолепная выставка была! Более 10 японских художников, почти на каждого — по залу. В следующем году в Падуе (Италия) будет выставка «Италия—Россия—Япония», Андрей участвует в ее организации, там будут и мои работы. В Сеуле (Южная Корея) тоже в 2006 г. будет большая выставка — биеннале печатной графики. Мартынов как куратор российской экспозиции пригласил к участию и меня.

— Получается, Сибирь активно участвует в мировом художественном процессе. А у нас идет процесс?
— Безусловно, идет. Мы в этот раз были в Москве недолго, но успели сходить и в Третьяковку, и в Центральный дом художника —  там очень много современных выставок. И, знаете, наша удаленность идет нам на пользу в каком-то смысле. Живущие в Москве художники, пользующиеся спросом, обычно начинают тиражировать свои работы. Нередко в ущерб качеству. А у нас такого нет.

— Что должен уметь или иметь человек, чтобы быть художником?
— Художник должен, прежде всего, иметь, что сказать. И уметь выразить это своим оригинальным языком.

— Персонажи ваши очень узнаваемы, они все друг на друга похожи — с нарушенными пропорциями… Откуда они взялись?
— Я усиливал образы, характерные черты. Так эти лица и появились.

— А вы с ними дружите?
— А как же? Конечно, дружу.

Из статьи Ирины Ефимовой.
// «Якутск вечерний». 2005. 16 сентября.